«Предпоследняя жертва» Шутка в двух действиях

Действующие лица:

Христолюбова Анна Андреевна, 40 лет, богатая вдова, натура энергичная и решительная   

Защекин Евгений Миронович, 45 лет, писатель

Лаврушина Маргарита Тимофеевна, соседка по даче и хорошая знакомая Христолюбовой

Павел, сын Лаврушиной, молодой человек лет 25

Надя, племянница Христолюбовой

Прохор, слуга в доме Христолюбовой

Действие происходит на даче Христолюбовой

Действие первое

Комната, меблированная под гостиную. Посередине комод, на котором стоят часы. У раскрытого окна небольшой круглый столик с кофейным сервизом и несколько стульев. Слышно пение птиц.

(Маргарита Тимофеевна сидит за столиком и пьет кофе, приятный запах которого наполняет зал. Время от времени она отгоняет от себя надоедливую муху. Христолюбова держит в руках распечатанное письмо и раздраженно ходит по комнате.)

Христолюбова: Нет, ты только послушай. (Читает письмо.) «Дорогая моя сестра. Долго не решалась просить…»  Так это ладно. (Пробегает глазами письмо.) «Сердечно…»  Тоже ладно. «Я хирею…». Нет. А, вот. «Пошел моей Наденьке уже двадцать пятый год, а жениха достойного у нее нет. А ты женщина видная, не без связей, так что надеяться нам в столь деликатном вопросе больше не на кого. Прими ее и не забывай, что она единственная твоя племянница». (Быстро и невнятно читает, из чего понятны только слова « Люблю. Целую»). «Надя выезжает завтра же с первым поездом».

Маргарита Тимофеевна: (Смотрит на часы.) Никак с минуты на минуту будет.

Христолюбова: Можешь себе представить. Даже не спросивши моего согласия. Как будто я им обязана.        

Маргарита Тимофеевна: Ну, так не чужие люди.

Христолюбова: Не чужие, верно. Только время неподходящее. (Задумывается.) Женские прелести не вечны (Поправляет грудь). По себе знаешь.

(Маргарита Тимофеевна смотри на свою грудь).

Нет уж. Сначала я со своим женихом разберусь, а потом Наде искать стану. (Садится за стол).

Маргарита Тимофеевна: (Пьет кофе.) Жених – который сватается. А он не сватается.  Какой же он тебе жених.    

Христолюбова: Ну не жених, а(Думает. Смотрит на муху, ползущую по столу.) Жертва. (Хочет прихлопнуть муху, но та улетает).        

Маргарита Тимофеевна: Не пойму, чего тебе сдался этот писатель. Ну, какой из него муж. За таких надо замуж выходить, как мой Петр Дмитриевич. Действительный статский советник. Контр-адмирал. По облакам не скачет и звезд с неба не хватает.

Христолюбова: (Вздыхает.) Скучно. (Встает).    

Маргарита Тимофеевна: Пусть. Зато дом полная чаша.

Христолюбова: Был у меня уже военный. ( Достает из комода портрет покойного мужа и сдувает с него вековую пыль.) Капитан I-ого ранга. Настоящий орел. Статный. Грудь колесом. Спина прямая. (Показывает портрет Лаврушиной). Помню: стоит на мостике, кричит «Отдать концы!». (Вздыхает.) А потом сам концы и отдал. Царство ему небесное. (Крестится. Берет из рук Лаврушиной портрет и убирает его в комод). А теперь я желаю парить….творить…           

Маргарита Тимофеевна: Чего творить-то?

Христолюбова: Как чего?! Искусство. Не знаю, конечно. Может он там еще чего творит.       

Маргарита Тимофеевна: Хм. Нет, голубушка. Ничего у тебя не получится. (Вытирает рот салфеткой. Встает.) Сколько ему уже девиц глазки строило, а он ни в какую жениться не хочет.

Христолюбова: Да кто его спрашивать-то будет. Хочет — не хочет. Возьму его замуж и все.         

Маргарита Тимофеевна: Так уж и возьмешь.

Христолюбова: И возьму. Я не таких на абордаж брала.     

Маргарита Тимофеевна: Не таких, может, и брала. А этого, говорю тебе, не возьмешь.

(Вокруг них летает муха, они обе следят за ней глазами. Когда муха пролетает мимо Анны Андреевны, Лаврушина замахивается веером, чтобы, отогнать ее, и попадает Христолюбовой по щеке).  

Христолюбова: (Возмущенно). Ах, так! Да, он…Да, он мне…. завтра же предложение сделает.      

Маргарита Тимофеевна: (Воодушевленно.) Ха-ха. Да если он тебе завтра предложение сделает, я… (Думает.) я своего сына на твоей племяннице женю.

Христолюбова: Так уж и женишь?     

Маргарита Тимофеевна: (Жалеет, что сказала. Мешкает.) Слово даю.

Христолюбова: Ну хорошо. Смотри, я тебя за язык не тянула.     

Маргарита Тимофеевна: (Нервничает.) Только не видать вам моего Пашеньку, как собственных ушей.

Христолюбова: Это мы еще посмотрим.     

Маргарита Тимофеевна: (Приближается к выходу.) И смотреть нечего. Ишь, охотница выискалась. На абордаж. Жертва. Прелести у нее, видите ли, вянут. (Поправляет грудь, тем самым парадируя Христолюбову.)

(В дверях появляется Прохор.  Лаврушина сталкивается с ним.)

Маргарита Тимофеевна: Тьфу. (Уходит.)

Прохор: Барыня. Там племянница ваша приехала. В сенях дожидается. Что делать прикажете-с?      

Христолюбова: Сейчас иду.     

(Прохор уходит. Христолюбова остается одна и наблюдает за надоедливой мухой, та садится на комод. Она замахивается и прихлопывает ее. Довольная и гордая Анна Андреевна уходит.  Сцена пуста.)

Действие второе

Декорации установлены на вращающемся кругу сцены, который разделен стеной на две половины. С одной стороны гостиная с буфетом, банкетным столом и диваном, с другой библиотека с узеньким диванчиком и столиком. В стене слева и справа двери, прикрытые занавесками.

Библиотека

(Христолюбова, в застегнутом наглухо платье, с лорнетом, ходит из стороны в сторону и диктует из книги «Правила светской жизни и этикета. Хороший тон». Надя сидит за столом и записывает. Из гостиной доносятся шаги и звон посуды.)

Христолюбова: «Ложиться спать молодой женщине следует около часа ночи. В постели перелистывать французский роман. Засыпая, ни о чем грустном, неприятном и тяжелом не думать, в особенности об убийцах, нищих, мышах, пауках, привидениях, сиротах, страшных болезнях и пожарах. Следует помнить, что спокойная совесть – лучшее средство для спокойного сна. Видеть непристойные сны – совершенно неприлично молодой даме. В подобном случае ей следует, отнюдь не увлекаясь любопытством посмотреть, что будет дальше, немедленно проснуться и повернуться на другой бок».

Надя: А мне сегодня приснился молодой человек. Мы с ним разговаривали, а потом он взял меня за руку. Это ничего?

Христолюбова: (Думает.) Ничего.

Надя: А…

Христолюбова: Не отвлекайся. «Смех и слезы светской красавицы должны быть красивы и изящны. Смех должен быть не громкий, но рассыпчатый. При плаче можно уронить не более двух-трех слезинок и наблюдать, чтобы не испортить цвет лица».

(В дверях появляется Прохор.)

Прохор: Барыня. Там Лаврушины прибыли. Что делать прикажете-с?

Христолюбова: Прогнать.

Прохор: Слушаю-с.

Христолюбова. Стой, дурак. Принять, конечно.

Прохор: Слушаю-с. (Уходит.)

Христолюбова: (Наде.) Тетрадь убери в стол. После продолжим. (Кладет на стол лорнет.)

(Сцена поворачивается. Надя и Христолюбова переходят в гостиную.)

Гостиная

Христолюбова: Не забывай, чему я тебя учила. «Барышня не должна ни много смеяться, ни много плакать, ни много говорить, ни много молчать, ни много есть, ни много пить, ни громко говорить, ни часто улыбаться, ни быстро ходить, ни громко сморкаться».

Надя: (Себе под нос.) Ни много говорить, ни много сморкаться…

(Входят Лаврушина Маргарита Тимофеевна и ее сын Павел.)

Христолюбова: Голубушка, как я рада тебя видеть. (Целует в щеку Маргариту Тимофеевну.)

Маргарита Тимофеевна: А уж я-то как рада.

Христолюбова:  Знакомьтесь, моя племянница, Наденька. (Наде.) Надя, это моя соседка и очень хорошая знакомая Лаврушина Маргарита Тимофеевна. А это (Подталкивает Надю ближе к Павлу) ее сын (Маргарита Тимофеевна отодвигает сына подальше от Нади.) Павел…(Снова пододвигает Надю ближе к Павлу.) Петрович.

(Христолюбова и Лаврушина обмениваются многозначительными взглядами.)

Христолюбова: Да вы проходите, не стесняйтесь. Стол у нас поглядите какой: и рыбка соленая и икра…(Останавливает направившуюся к столу Надю.) А ты куда? (Шепотом.) «Дама не должна подходить к столу иначе как под руку с кавалером, который отдает приказание подать ей то, чего она пожелает».

Надя: Но я…

Христолюбова: Хочешь мужа хорошего найти?

Надя: Да.

Христолюбова: Значит, делай, что говорят.

(Надя садится на диван. Христолюбова, Маргарита Тимофеевна и Павел направляются к столу.) 

Христолюбова. А что же Петр Дмитриевич не пришел?

Маргарита Тимофеевна.  Прихворал. Вчера доктор был, сказал инфлюэнца.

Христолюбова.  Какая жалость.

(Павел ест и периодически поглядывает на Надю, которая подает ему знаки глазами, всячески стараясь намекнуть на то, чтобы он пригласил ее к столу.)

Маргарита Тимофеевна. (Кладет в рот кусок рыбы.) Все еще надеешься, что он придет?

Христолюбова. Я к нему вчера Прохора посылала справиться. Обещал быть. (Берет со стола вазу с цветами. Нюхает.)   

Маргарита Тимофеевна. Ну, жди, жди. Невеста. Только смотри, чтобы (Вполголоса.) прелести твои окончательно не завяли, пока ты своего писателя ждать будешь.

Христолюбова. Ой-ой. Смотри, чтобы у тебя не завяли. От зависти.

Павел: (Христолюбовой.) Анна Андреевна, мне кажется, вашей племяннице нехорошо. 

(Христолюбова и Маргарита Тимофеевна подходят к Наде. Анна Андреевна ставит вазу с цветами на тумбочку рядом с диваном.)

Христолюбова: Что с тобой, дитя мое?

Надя: (Смотрит на цветы. Чихает.) У меня аллергия на цветы.

(Маргарита Тимофеевна подает ей платок).

Надя: Спасибо.  

Христолюбова. (Наде. Вполголоса.) Запомни. Не следует в обществе чихать и зевать. Это невежливо, неприлично и, в конце концов, не красиво. Если барышне неудержимо хочется чихнуть или зевнуть, то лучше выйти в другую комнату.

Надя. Простите, я не знала.  

(В дверях появляется Прохор).

Прохор. Барыня, там Защекин Евгений Миронович при….

Христолюбова. Впустить! (Кладет руку на сердце и вздыхает с облегчением.)

Прохор. Слушаю-с. (Уходит.)

Христолюбова.  (Направляется к двери. Расстегивает сначала одну пуговицу на платье, затем еще одну, но потом задумывается и застегивает ее. Поправляет прическу.) (Наде. Вполголоса.) Учти, Надя. «Разговаривая с мужчиной, особенно с холостым, барышня не должна смотреть своему собеседнику в глаза. Следует опустить глазки и только изредка вскидывать их на собеседника». (Все-таки расстегивает пуговицу.) 

(Входит Защекин.)

Защекин: Добрый вечер. Простите, Анна Андреевна, я немного опоздал. (Целует Христолюбовой руку.)

Христолюбова: (Расплывается в улыбке.) Вы не опоздали, а всего-навсего чуточку задержались.

(К Защекину подходят Маргарита Тимофеевна и Павел. Надя остается стоять в стороне.)

Защекин: (Целует руку Маргарите Тимофеевне.) У моих дрожек сломалось колесо. (Раскланивается с Павлом.)

Маргарита Тимофеевна:  Какая неприятность.

Защекин. Чинить долго. Вот и пришлось с версту идти пешком. (Обращает внимание на Надю.)

Христолюбова: Познакомьтесь, это моя племянница Надя. Надя, это господин Защекин. Известный писатель.

Защекин: Очень рад. (Смотрит на Надю.)

(Надя улыбается и с любопытством смотрит на Защекина. Приметив это, Христолюбова толкает Надю локтем в бок, и та опускает глаза.)

Христолюбова: Господа, пойдемте же к столу. И музыку, музыку. (Обращается за кулисы, начинает играть музыка.) А-то как на похоронах, ей-богу.

(Надя направляется к столу, но Христолюбова ее останавливает.)

Христолюбова: А ты куда? Я не пойму, ты замуж хочешь или нет?

Надя: Хочу.

Христолюбова: Тогда идём. (Христолюбова берет Надю за руку.) (Гостям.) Извините, мы вас оставим на минуточку.

(Христолюбова уводит Надю в другую комнату. Сцена поворачивается.)

Библиотека

Христолюбова: Значит так. Я к тебе сейчас Павла пришлю. Займи его разговором.

Надя: Но я не знаю, о чем мне с ним говорить.

Христолюбова: О чем хочешь. Только учти. Благовоспитанная барышня в разговоре не должна упоминать про черта, акушерок, любовников, бородавки, квашеную капусту, грибы, редьку, колбасу, хвосты, нижнее белье, желудочно-кишечные заболевания, свиней, пиво, лысины, новорожденных детей и бандажи.

Надя: А если он сам об этом заговорит?

Христолюбова: В таком случае…  (Думает.)… делай каменное лицо. Вот так. (Показывает.) Поняла?! (Направляется к двери.) Вообще любая девушка должна иметь вид невинный, но отнюдь не глупый. Она должна научиться краснеть по произволу, то есть краснеть тогда, когда это прилично, и не краснеть, когда это неприлично.

Надя: А это когда?

Христолюбова:  Ну, например, если услышишь что-нибудь двусмысленное.

Надя: Но…

(Христолюбова уходит. Надя садится на диван.)

Надя: (Вспоминает.) Колбасу…хвосты…лысины…редьку. Или свеклу? Нет, редьку. О, Боже. (Закрывает лицо руками.) Как же трудно найти хорошего мужа.

(Христолюбова вталкивает Павла в библиотеку. Некоторое время Надя и Павел молчат.)

Павел: Ваша тётя удивительная женщина.

Надя: Она добрая.

Пауза.

Павел: Я заметил вы за весь вечер ничего не ели. Очень зря.

Надя: Я…

Павел: (Перебивает.) Вы таких жареных грибов и салата из редьки, как у Анны Андреевны, больше нигде не отведаете. А уж колбаса-то какая вкусная!

(Надя делает каменное лицо. Павел теряется и замолкает.)

Павел: Надя. Можете меня поздравить.

Надя: С чем же?

Павел: Я на прошлой неделе стал дядей. Моя старшая сестра дочку родила. А вы любите маленьких детей?

(Надя молчит.)

Муж ее так переволновался, бедный, что у него на следующий день после родов, ну в смысле после родов жены, на носу вот такущая бородавка вскочила.

(Надя молчит.)

А у Вас есть братья, сестры?

Надя: Нет. У меня и подружек почти нет. Я все больше с собачками да с кошками.

Павел: А у нас свиньи. Отец разводит. Одних, какой-то очень редкой породы, недавно из-за границы выписал. Они сами темные, хвосты розовые и не крючком, а торчком.

(Надя делает каменное лицо. Входит Защекин, держа за спиной букет цветов, тот самый, что был в вазе на тумбочке.)

Защекин: Павел Петрович, вас Анна Андреевна спрашивает.

Павел Петрович: Да? Иду. (Наде.) Извините. (Уходит.)

Защекин: (Хочет сесть на диван рядом с Надей.) Вы позволите?

Надя: Да, конечно.

Защекин: (Садится.) А я вас знаю. Вы были на моем литературном вечере.

Надя: Да. В Благородном собрании.

Защекин: Вы сидели во втором ряду с краю.

(Надя улыбается.)

На вас было бледно розовое платье с желтым бантиком на груди.

Надя: Да. Но как вы…(Удивленно смотрит на Защекина.)

Защекин: Это вам. (Протягивает ей букет.)

(Надя хочет чихнуть, вскакивает, потом садится, затем снова вскакивает и убегает. За кулисами раздается чиханье. Защекин вздыхает и кладет букет на стол. Входит Анна Андреевна.)

Христолюбова: Евгений Миронович, вот вы где. И конечно один. Что вы за человек такой.

Защекин: Художник должен искать уединения.

Христолюбова: Как художник?! Так вы теперь…

Защекин: Нет. (Встает.) Это в образном смысле.

Христолюбова: А, в образном.

Защекин: Вы знаете, Анна Андреевна. Я ведь к вам по делу пришел.

Христолюбова: По какому такому делу?

Защекин: Хочу сделать вам предложение.

Христолюбова: (Не верит своим ушам.) Предложение?!  

Защекин: Будьте…

Христолюбова: (Перебивает.) Стойте. Давайте так. (Принимает театральную позу.) Нет. Я лучше сяду. (Садится.) А вы. Вы. На колено. Вставайте. Вставайте.    

(Ничего не понимающий Защекин встает на одно колено перед Христолюбовой.)

Христолюбова: (Поправляет прическу. Делает глубокий вздох и закрывает глаза.) Предлагайте.

Защекин: Анна Андреевна, я прошу вас стать моей…музой.

Христолюбова: (Не понимая.) Что?

Защекин: Будьте моей музой.

Христолюбова: (Встает.) Какой еще к черту музой?! Я приличная женщина.

Защекин: (Встает.) Вы меня неправильно поняли. Муза. Она для вдохновения.

Христолюбова: И как же вы хотите, что бы я вас вдохновляла?

Защекин: Дело в том, что у меня… наметились некоторые финансовые трудности.

Христолюбова: А. Вам нужен кошелек.

Защекин: Ну, зачем же все так опошлять, Анна Андреевна.

Христолюбова: Я уже сорок…тридцать лет Анна Андреевна. (Поправляет платье.)

Защекин: (Не понимает.) А до этого вас как звали?

Христолюбова: (Возмущенно.) До чего до этого? Нахал. А еще денег просит.  

Защекин: Я вовсе не денег прошу.

Христолюбова: А чего же?

Защекин: Небольшой финансовой помощи.

Христолюбова: Хорошо. Но только при одном условии. Вы женитесь на мне.

Защекин: Но я не могу.

Христолюбова: Почему?

Защекин: Я женат.

Христолюбова: (В недоумении.) Как женаты?! На ком?!

Защекин: На своей музе.

Христолюбова: (Задумывается.) Так это значит на мне?

Защекин: Нет. Вы моя муза, как бы это сказать… в финансовом плане. А я женат на другой музе. Поэтической. Анна Андреевна, мне сложно объяснить, но… . Поймите. У творческих натур все не так, как у обычных людей, и душа у них не такая.

Христолюбова: И какая же у них душа? (Подходит вплотную к Защекину и смотрит ему прямо в глаза.)

Защекин: (Смотрит Христолюбовой на грудь.) Тонкая. Ранимая.

Христолюбова: Ааа. Кажется,  я поняла вас, Евгений Миронович.

Защекин: Правда?

Христолюбова: Да.

Защекин: Тогда вы первая женщина, которая смогла меня понять.

Христолюбова: Вы просто бабник.

(Защекин вспыхивает, с негодованием смотрит на Христолюбову,  уходит, затем возвращается, хочет что-то сказать, но поворачивается и уходит. Христолюбова следует за ним. Сцена поворачивается.)

Гостиная

Защекин: (Решительно направляется к выходу.) Я ухожу.

Христолюбова: (Следует за ним.) Евгений Миронович.

Защекин: И не останавливайте меня.

Маргарита Тимофеевн: Я вас провожу.

(Надя роняет из рук чашку. Защекин останавливается и смотрит на нее. Надя наклоняется, чтобы собрать осколки, Защекин ей помогает.)

Павел: На счастье.

Маргарита Тимофеевна: В конце концов, у человека могут быть дела.

Христолюбова: Да какие у писателей дела. (Защекину и Наде.) Бросьте вы эти пустяки. (Грубо.) Прохор.

(Защекин и Надя встают.)

Надя: А может быть, вы все-таки останетесь. (Смотрит на Защекина.)

Христолюбова: Надя!

(Надя опускает глаза.)

Защекин: Если вы настаиваете.

Прохор: (Появляется в дверях.) Звали?

Христолюбова: (Грубо.) Убери.

(Прохор убирает осколки.)

(Ласково.) Евгений Миронович, голубчик, пожалуйте к нашему столу.

Защекин:  Надя, позвольте пригласить…

Надя. (Перебивает. Радостно.) Да. (Сдержанно.) Да.

(Защекин под руку с Надей подходят к столу. Христолюбова отводит Маргариту Тимофеевну в сторону.)

Христолюбова: Нет, ну ты погляди на него, а!

Маргарита Тимофеевна: (Смотрит на сына, который ест пироги.) А что? Ест ребенок. Жалко тебе?

Христолюбова: Да. (Машет рукой.) Вон. (Кивает головой на Надю и Защекина, которые улыбаются и о чем-то разговаривают.)

Маргарита Тимофеевна: Сдается мне, он на твою Надю глаз положил.

Христолюбова: Думаешь?! (Поправляет грудь.) Ну, ладно. (Подходит к Защекину.) Евгений Миронович, я подумала и…. В общем, я согласна одолжить вам деньг… то есть я хотела сказать… стать вашей капитальной музой.

Защекин: Но капитальных муз не бывает.

Христолюбова. А у вас будет.

Защекин: Но…

Христолюбова: Без но. Евгений Миронович, я готова дать вам столько презренного металла, сколько вам нужно. Наша дружба для меня дороже бумажек.   

Защекин: Анна Андреевна, я всегда знал, что у вас доброе сердце.

Христолюбова: Но прежде мне хотелось бы обсудить с вами несколько деталей.

(Защекин хочет что-то сказать, но Христолюбова его перебивает.)

Христолюбова: Прямо сейчас.

Защекин: (Наде.) Прошу меня извинить.

(Защекин и Христолюбова направляются в библиотеку. Сцена поворачивается.)

Павел: (Жует.) Надя, а вы любите пироги с квашеной капустой?  

Библиотека

Христолюбова: Евгений Миронович, будьте со мной откровенны.

Защекин: Я всегда предельно откровенен с вами, Анна Андреевна.

Христолюбова: Не всегда. А зря. Ведь я действительно хочу вам добра. Скажите, что у вас приключилось?

Защекин:  (В некотором замешательстве.) Честно говоря, это не у меня, а у моего двоюродного брата. Мало того, что после смерти жены его совсем оставило вдохновение, так теперь новая неприятность. Он задолжал крупную сумму денег, долгое время ничего мне не сообщал, а когда написал, я уже вложил почти всё свое состояние в строительство табачной фабрики. Понимаете, внести сумму нужно непременно послезавтра, в противном случае ему грозит долговая тюрьма.

Христолюбова: А почему вы мне сразу не сказали?

Защекин: Мне показалось, что если я просто приду и попрошу, вы откажете, поэтому я решил сделать это красиво и с артистизмом.

Христолюбова: Вам это удалось.

Защекин: И еще, Анна Андреевна, позвольте мне просить вашего совета. Дело в том, что я намерен жениться.

Христолюбова: Как?! Вы же женаты.

Защекин: Я?!

Христолюбова: Вы же мне сами только что об этом сказали.

Защекин: (Вспоминает.) Да, конечно, только… это не мешает мне жениться еще раз.

Христолюбова: Ааа. Кажется, я все-таки поняла вас, Евгений Миронович. (Подходит вплотную к Защекину и смотрит ему прямо в глаза.)

Защекин: Правда?

Христолюбова: Да.

Защекин: Я был уверен, что вы поймете меня.

Христолюбова: Вы не бабник. Вы многоженец.

(Защекин вспыхивает, с негодованием  смотрит на Христолюбову,  уходит, затем возвращается, хочет что-то сказать, но поворачивается и уходит. Христолюбова следует за ним. Сцена поворачивается.)

Гостиная

Христолюбова: Евгений Миронович.

Защекин: Ноги моей больше не будет в вашем доме.

Христолюбова: Евгений Миронович. А на ком вы женитесь?

(Защекин останавливается. Все на него смотрят.)

Защекин: Несколько месяцев назад на литературном вечере я приметил в зале одну милую девушку. Всё в ней показалось мне особенным: черты лица, нежная улыбка, робкий взгляд. После чтений я хотел подойти к ней, но в зрительном зале меня окружила публика, и я мгновенно потерял ее из виду. Потом я искал ее на балах, среди своих слушателей и даже прохожих, но тщетно. Я уже совсем отчаялся снова увидеть ее, как судьба подарила мне второй шанс. (Подходит к Наде.) Надя. Той милой девушкой были вы. Я знаю, это какое-то сумасшествие, но… я больше не хочу потерять вас. Дайте мне вашу руку. Пожалуйста. (Надя в нерешительности протягивает ему руку.) Я прошу вас стать моей… музой.

Христолюбова: Опять все сначала!

Защекин: И женой.

Надя: Я….

Христолюбова: Конечно, согласна. И думать нечего. (Подходит к Наде и Защекину.)

Надя: Да.  

Павел: А мне Надя тоже понравилась.

Марина Тимофеевна: Ничего, сынок, я тебе другую найду. Еще лучше.  

Христолюбова: (Смотрит Защекину прямо в глаза.) Евгений Миронович, а ведь я наконец-то поняла вас.

(Защекин с недоверием смотрит на Христолюбову.)

Вы ни бабник и ни многоженец, вы просто…. артист. Да. Самый настоящий артист. Поздравляю вас, друг мой. (Обнимает Защекина. Наде.) А ты-то какова. Я всегда знала «В тихом омуте…» Рада за тебя. Очень рада.

Надя: Спасибо.

Христолюбова: (Берет Защекина под руку и отводит в сторону.) Евгений Миронович, а ваш двоюродный брат. Он тоже писатель?     

Маргарита Тимофеевна: (Наде.) Поздравляю, голубушка.

(Начинает опускаться занавес.)

Защекин: Нет. Он художник. Женатый.

Христолюбова. Как?! Уже?!

Защекин: Нет. Это фамилия его такая Женатый Александр Васильевич.

Христолюбова: (С облегчением вздыхает.) Слава Богу.

Занавес

Конец