Остроумова-Лебедева. Магия портрета

(К.Сомов. Портрет А. П. Остроумовой. 1901. Холст, масло. 87 × 63. Государственный Русский Музей)

От портрета веет холодом, а мертвенно-синие руки приковывают взгляд… Это не портрет. Это окно в иной мир, откуда смотрит она, художница и гравер Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871-1955).

Из воспоминаний самой Остроумовой-Лебедевой:

«В зиму 1900-1901 года Константин Андреевич Сомов решил писать мой портрет. При этом он сказал, если я буду хорошо сидеть, он мне его подарит. Я, конечно, была в восторге и решила, что буду сидеть столько, сколько он захочет, еще и потому, что не хочу дать ему возможности, если портрет будет неудачный, сваливать причину этого на модель. На такой вызов и коварство он весело смеялся.

Писал он меня очень долго: 73 сеанса, которые продолжались иногда по четыре часа. Я с интересом наблюдала за процессом его работы. Сначала Сомов на холсте в продолжение восьми сеансов делал рисунок, покрывая его акварелью и добиваясь сходства. После этого приступил к масляной живописи, краски которой сильно разбавлял какими-то жидкостями. Он начал писать лицо небольшими участками, сразу заканчивая их. Так постепенно, начиная со лба, который он писал несколько сеансов, он спустился к бровям и работал их также долго, потом один глаз, потом другой, и т. д. Помню, что рот он писал пять сеансов. Когда он кончил подбородок, то есть все лицо, он не вернулся к уже ранее написанному. Не сделал на нем ни одного мазка, чтобы поправить или связать воедино.

Вот эта способность в продолжение трех месяцев следовать, не отклоняясь, той задаче, которую он вначале поставил себе, когда задумал этот портрет, меня поразила. И лицо менялось, и выражение на нем. Освещение бывало сегодня другое, чем вчера, – ничто его не сбивало с главной, первоначальной задачи. Он не растерял то художественное чувство, с которым начал так давно портрет. Велик был его художественный темперамент, который дал ему такой заряд, такой подъем, чтобы в продолжение длительной работы так полно и согласованно, по намеченной линии, написать портрет. Сначала я позировала в зеленом платье с белой вставочкой, но потом он попросил меня надеть черную бархатную блузку с малиновой ленточкой, которую я тогда часто носила. Портрет вышел и похож и непохож. Черты лица — мои, и даже поза, и привычный наклон головы, и рука, которую я любила вешать на ручку кресла — все мое.

В то же время много «сомовского» чувствуется, просвечивает, даже доминирует в нем, и, главное, некоторые черты, которые были мне не свойственны. Какая-то мечтательная грустная фигура. Я же, хотя временами и предавалась припадкам меланхолии, была деятельна, энергична и минутами большая хохотушка. Когда я увидела, что он меня изображает такой мечтательной, разочарованной особой, я нарочно во время сеансов говорила, болтала, смеялась, вертелась, наконец, громко протестовала, — но ничего не помогало. Он твердо и неуклонно выявлял мой внутренний образ, как он его себе представлял».

Русская художница А.П.Остроумова-Лебедева 

Литературно-художественный альманах «Остроумова-Лебедева. История Любви» 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s